Антисоциальная амбивалентность

Не хочу спешить с выводами. С тех пор как я удалился из соц. сетей, прошло всего-то несколько дней, и впечатления странные — ощущение, что ожидаемого терапевтического эффекта еще нет, а вот побочки уже наступили.

Один из побочных эффектов — разобрал елку. Чтоб вы знали — мальчики не выносят елку, пока девочки не попросят (сам по себе этот феномен еще ждет своего исследователя, и от открывающихся смысловых пространств захватывает дух).

Тег Далее

Винни-Пух без всех-всех-всех

Социальные сети — это классная штука!

Пишу это сразу, чтобы избежать искушения клеймить, обвинять и всячески рационализировать свой выбор в особо извращенной форме. (Не то, чтобы я был против хорошенького аутодафе, (все любят зажечь) но очевидность возможной аргументации как-то, что-ли, интеллектуально унижает)

Мне просто хочется добавить в свою жизнь немного смысла. Но иногда, чтобы что-то добавить, приходится сначала что-то убрать. Как здесь, например:

Тег Далее

Итоги 2019 года

Напишу о том, что считаю самым важным.

Не о том, как сжигал за собой мосты. И не о том, как парализующе страшно идти к своей мечте.

Я напишу о маленьком чувстве благодарности. Просто перепишу это из своего дневника, ничего лучше и важнее я не вспомню:

Депрессия многому научила меня. И многое дала мне. И я не говорю об этом каждый раз не потому, что это звучит странно, и не потому, что это может сделать кому-то больно.

Не говорю, потому что всё забывается, и хорошее и плохое становится историей; и приобретения, ещё вчера такие вдохновляющие, сегодня становятся фоном для твоей жизни.

Так почему же я сегодня снова, с благодарностью, вспоминаю о депрессии? Потому что ее дары продолжают открываться новыми, неизвестными страницами. И я не знаю, что будет дальше, но — что-то будет. Новое, неожиданное, хорошее.

Сейчас я понял одну вещь. Я понял, хотя еще не нашел правильных слов для неё . Бывает такое знание-до-слов — то, что стало тобой, стало твоей природой. И потому оно так сильно.

Быть может, прежде губ уже родился шопот
И в бездревесности кружилися листы,
И те, кому мы посвящаем опыт,
До опыта приобрели черты.

Так что же я понял? Я понял, что нет виноватых в моей жизни. Нет обстоятельств, нет друзей, нет родственников, нет работы на которых бы лежала ответственность. Нет никого, кто что-то должен был сделать или не сделать для меня, нет никого, кто должен был понять меня, любить меня, простить меня… Нет никого, кто мог бы быть причиной меня, моего состояния, моего действия или бездействия.

Есть только я. Я причина. И я — следствие.

(Наверно, это из тех вещей, о которых каждый слышал много раз. Читал много раз. Но понять которые невозможно просто услышав или прочитав… Это можно только п(р)очувствовать.)

И тогда я понял, что нет виноватых. И, поняв это, я понял, что их и не будет. Что нет препятствий, о которых бы я должен был думать, которые я должен бы был устранять, прежде чем жить и двигаться дальше.

И еще я понял, почему они (препятствия, виноватые, обстоятельства) так нужны нам. Почему без них так тяжело жить.

Понял, что без вины нет оправданий. И понял, что в них нет нужды.

И я еще не знаю, что пойму дальше. Пока я хочу насладиться большей степенью спокойствия. И у меня есть на это время, время свободное от поиска оправданий и обвинений.

Mental Log 020. Немного о счастье.

Для Питера ноябрь архетипичен. Если открыть погодный сайт, даже специально отобранный за неуместный оптимизм, увидишь лишь дождь и ветер.

Поэтому внезапно выпавший пару дней назад снег, дополненный безветрием и легким морозцем, воспринимался как нечто однозначно положительное. Здесь, в Питере, сбои в графике небесного водоснабжения редки, и снег в начале ноября — манна небесная.

Я смотрел на этот снег из окна и думал: «Я хочу оставить свой след… хотя бы — петляющий, но и веселый след… моего красного дорожного велосипеда!»

Летом я гнал на нем на работу, а вечерами — с работы. Я хотел каждый раз превзойти себя. Я радовался, когда Strava (это такой сервис активности) выдавала мне новые медальки за скорость и огорчался от встречного ветра.

Теперь же я просто ехал. Я катил по набережной, никуда не торопясь. И рядом со мной катила свои воды Нева, лениво пережевывая отражение неба, приправленное рыбьим жиром фонарей.

Я ехал, крутил педали, и ни о чем не думал. Я просто наблюдал это густое, застывшее, ленивое утро. Я видел, как мороз замедлил ветер, как он убрал с лица Невы рябь повседневности и сделал воздух медленным и тягучим.

Все замедлилось. Я ехал и не думал. Я только чувствовал.

Я чувствовал, что воздух холодный. Как белое вино в жаркий день. Я чувствовал, что внутри у меня тепло. Много тепла. У меня под перчаткой хватило б тепла объехать весь город. Еще я чувствовал, что не надо спешить. Можно, но — некуда. А, главное — запредельно, тотально, абсолютно бессмысленно…

А потом я почувствовал, что счастлив. Просто счастлив и всё.

В «Понедельнике», Стругацких, герои огорчались, что нельзя алгоритмизировать счастье. Особенно, по такому его описанию:

Вы спрашиваете:
Что считаю
Я наивысшим счастьем на земле?
Две вещи:
Менять вот так же состоянье духа,
Как пенни выменял бы я на шиллинг,
И
Юной девушки
Услышать пенье
Вне моего пути, но вслед за тем,
Как у меня дорогу разузнала.

Алгоритмизировать, может, и нельзя. Но, прочитав за последние годы кучку книг о счастье, я скажу — это очень точное определение. Особенно — во второй части:

Счастье — это остановка на своём пути. Слияние с ним. И прошлое в нём — безмятежность, а будущее — надежда.

Всякая Херня*

Умудренные киногерои говорят: «Shit happens» и, прищурившись как Клинт Иствуд, продолжают жить и действовать.

Герои с миссией не говорят ничего, разве что какая-то херня оторвала им конечности и нужно срочно заштопать дырку. Но и тогда — отвечают судьбе с ледяной широтой эмоционального диапазона бутылки пива: могут зашипеть (сквозь зубы), могут покрыться бисеринками пота.

Всякая херня...
херня случается… и это нормально!
Тег Далее

Mental log 018. Команда успеха.

Привет всем моим немногочисленным и молчаливым читателям!

Недавно я прочел отзыв на книгу Барбары Шер «О чем мечтать». И в этом отзыве я встретил такую цитату из ее книги:


«…в 1976 году я организовала первую Команду успеха из своих друзей и сказала им: вы назовете мне свои желания, а я вам свои. И буду помогать и капать вам на мозги, пока не исполнится ваше желание, а вы будете помогать и капать на мозги мне, пока не исполнится мое».

Я очень хотел бы организовать такую команду. У меня есть мечты, есть цели, есть планы и… нет никого, с кем я мог бы ими поделиться и получить небольшую поддержку.

И если у вас нет безопасного, поддерживающего и принимающего окружения, но есть желание двигаться к своим целям — напишите мне. Я буду поддерживать вас, (а если надо — то и пинать, и требовать) а вы меня.

Я понял, что мне это нужно не только для движения к своим целям. Просто я всегда предпочитал работать в одиночку. Теперь мне кажется, что то, что мешало мне работать с кем-то еще как-то незаметно растворилось, ушло из моей жизни. И мне никто не мешает делиться результатами, проблемами и планами с другим людьми.

А еще говорят: «Хочешь идти быстро — иди один. Хочешь идти далеко — иди со всеми.»

P.S. «Команда успеха» — пока это звучит для меня жутко…

Menta log 017. Время.

Смешно. Хотел написать, что есть время либо на действия, либо на их описания. Либо на то, чтобы учиться самому, либо — на то, чтобы учить других. В итоге — смог вернуться к этому процессу только через две недели…

Эх! Так много хочется сказать! Хотя бы отметить — кто я сейчас, где я сейчас. Хотя бы для себя, чтобы не забыть…

Печально обрести цель в жизни только в 45 лет. Чувствовать — как много времени упущено, потеряно совершенно бездарно. С другой стороны, как некая компенсация (или просто приложение к цели?) появилось ощущение, что времени впереди еще много — наверно потому, что оглядываясь далеко в прошлое видишь — оно мало чем наполнено, настоящее же спрессовано событиями, а будущее — планами.

Сейчас у меня есть план на ближайшие полтора года. За это время я хочу получить дополнительное высшее по психологии и пройти какую-никакую практику.

Поэтому все свободное время я либо изучаю академическую литературу, либо специальную, для себя, по интересующим меня направлениям. И каждый день я думаю: «А хорошо бы еще это сделать. Это прочитать. Об этом бы написать…»

Но, в лучшем случае, краткие ошметки идей оседают на страницах моего Bullet Journal или на полях прочитанных книг…

Главное, чему я смог научиться (в свои 45, хе-хе) — это идти к цели маленькими шажками. Если совсем тяжело — лежать по направлению к ней. Для меня это, действительно, чудо — никогда в жизни я не следовал такой тактике, а если жизнь заставляла меня — всячески сопротивлялся и страдал.

Теперь же я получаю удовольствия от этого меее-ееедленного процесса — нарезаю слона на кусочки и неспешно поедаю каждый день. (И это не связано с притягательностью цели — тоже я делаю и в менее значимых для меня направлениях.

Думаю, опыт депрессии здесь очень помог. После нее вязкое болото любых неприятных действий — не более чем мелкая лужа. И опыт постдепрессивных челенджей явно пошел на пользу — от 30 дней проще шагнуть к плану на год.

На это мое состояние очень хорошо легли две книги —
«Воля к смыслу» Виктора Франкла и «Grit: The Power of Passion and Perseverance» Angela Duckworth. Не знаю, могут ли они помочь человеку с поисками «смысла жизни» и методами достижения целей — у меня же зерна не то что упали в подготовленную почту — эти книги просто вербализовали в моем сознании то, что я уже смутно чувствовал. В общем — рекомендую.

На этом прощаюсь на месяц. (Прежде, чем писать сюда снова, мне нужно будет подготовиться и сдать очередной цикл по клинической психологии). И желаю случайному читателю также найти свою цель в жизни (и дорогу к ней)!

Mental log 015. На склонах Даннинга-Крюгера

Всегда полезно знать, где ты находишься.

И современные средства способны дать на этот вопрос все более и более точный ответ.

Вот я, например, думал, что нахожусь в каком-то нехорошем месте, в котором теряешь уверенность в себе, в своей компетенции с способности сказать хоть слово.

Но Даннинг с Крюгером уточняют мои текущие координаты: я — в «Долине отчаяния».

Эффект Даннинга-Крюгера

Когда я победил депрессию, я думал что могу многое рассказать об этом. У меня был личный опыт, азарт неофита, огромная уверенность в себе и , с точки зрения Даннинга и Крюгера я находился на «Пике глупости». Все казалось простым, очевидным и выполнимым.

Теперь же, исписав 30 страниц на тему «Где взять сил при депрессии», и поняв, что хорошо бы все это выбросить и начать с начала — я нахожусь в «Долине отчаяния». Это такое мрачное место, где ты понимаешь, как мало ты на самом деле знаешь. И если крохотные новые знания так меняют взгляд на предмет, то что же будет дальше?..

У Довлатова, в «Соло на ундервуде», есть такая заметка:


Я был на третьем курсе ЛГУ. Зашел по делу к Мануйлову. А он как раз принимает экзамены. Сидят первокурсники. На доске указана тема:

«Образ лишнего человека у Пушкина».

Первокурсники строчат. Я беседую с Мануйловым. И вдруг он спрашивает:

— Сколько необходимо времени, чтобы раскрыть эту тему?

— Мне?

— Вам.

— Недели три. А что?

— Так, говорит Мануйлов, — интересно получается. Вам трех недель достаточно. Мне трех лет не хватило бы. А эти дураки за три часа все напишут.

Забавно, что я только что взял третий курс по клинической психологии…

Mental log 014. Не создавать проблем?

Все время, что я «сражался» с депрессией, я пытался её понять. Построить, если не общую теорию депрессии, то хотя бы рабочую модель, объясняющую, что происходит именно со мной.

Но, даже прочитав тысячи статей и немного научившись видеть и слышать себя, я  лишь убедился в том, что простых  (а, тем более, полярных) ответов здесь не бывает…

На днях я получил этому еще одно подтверждение. Одна из моих проблем, как я считаю, имеющая прямое отношение к депрессии, напомнила о себе: Проблема эта — в стремлении жить не создавая никому проблем. Тихо, незаметно и не отсвечивая.  

Готовность уступить  — это то, чему я научился в детстве. И я жил и даже гордился этой чертой характера (трактуя её как заботливость,  всепонимание, благородство и интеллигентность).

Проблема в том, что постоянно уступая, ты рискуешь начать жить не своей жизнью.  Результаты такой жизни, понятно, плачевны —  достижение чужих целей не слишком-то заставляет напрягаться. И виноват в этом  тоже понятно кто — ты сам. По крайней мере, ты сам, внутри себя, это чувствуешь именно так – ты ленив, безынициативен, товарищ Новосельцев, не можешь ничего достичь, короче – ты размазня и лузер. В общем —  отличный starter pack для депрессии.  И при этом — свойство характера, существенная часть тебя, твоей личности…

Но оказалось, что и  это можно изменить. И это не временные изменения. Я немного расскажу – как это было:

Борясь с депрессией мне пришлось стать «неудобным». Делать что-то и для «других», и для себя не получится – не хватит сил. (На самом деле я пытался – но только еще больше осознал, какой я лентяй и неудачник) Пришлось придумать, как не реагировать на плохую оценку со стороны (или быстро приходить в себя). Пришлось учиться проводить границы. Пришлось научиться защищать свои желания (и не чувствовать себя за них безмерно виноватым).  В то время, я иногда чувствовал себя Франкенштейном, чудовищем, который сам себя сшивает из обрезков, латает прорехи  и пробоины. И если что-то не работало, не держало удар, я «пришивал» крепче или искал
 замену слабой детали.

(Все это можно сделать, и если ты делаешь это сам – ты учишься. И взрослеешь. Не хочу сказать, что я уже «взрослый», но и не «ребенок» уже)

Депрессия и уважение к себе

У меня есть важное  воспоминание из того времени. Важное для меня, в тот момент я понял, что это рубеж, перелом: Я всю жизнь ездил с максимально опущенными вниз фарами. (В машине есть регулировка – насколько высоко (и далеко) освещают дорогу фары ближнего света. У меня эта регулировка в виде колеса, с цифрами от 0 до 6. Ноль – свет ниже, зато точно не помешаешь другим. 6 – видно дальше, но можно сделать кому-то неприятно.)  И — да, ноль – это мой постоянный выбор.

Но, в какой-то момент, я застал себя (именно так!) переставляющим эту настройку на тройку.  Я прислушался к себе, и понял, что я не чувствую ни угрызений совести, ни чувства вины – я чувствую только, что МНЕ так удобнее. Что так дорога будет безопаснее и  я буду меньше уставать.  Я осознал, именно тогда, что я меняюсь, что я меняю свой характер, свою рефлексию, что я – МОГУ, и кровь прилила к моей голове так, как бывает, когда только что сумел избежать какой-то опасности…

И, возвращаясь в сейчас:  на днях, на работе, я выставил за дверь одного из директоров. Он мерзкий старый  нарцисс и абьюзер, которого уже не переделать. И он пришел в мой кабинет, чтобы наорать на моего сотрудника. В другой жизни я бы втянул голову в плечи, лишь бы меня не заметили. В этой —  встал, выпрямился и в ввввежжжжливой форме попросил заткнуться.