Если у тебя в руках молоток — все проблемы кажутся гвоздями…

Я чувствую себя как пятилетний мальчишка, которому подарили молоток: сначала в доме заканчиваются гвозди, потом мелкие домашние животные, затем — терпение у родителей.

Антихрупкость. Нассим Талеб

Новый инструмент требует крови применения, как мир пятилетнего — познания. И в этом смысле, «Антихрупкость» Талеба, философа, интеллектуала и практика — это тоже молоток , но — для взрослых:

В первую очередь, конечно, из за темы книги: хрупкости, неуязвимости и антихрупкости. Идеи, как пробные шары, ждут своего испытателя.

Во вторую — из-за понятной тяги к его, инструмента, повсеместному применению. Хочется шарахнуть им, как молотом Тора, по всем наблюдаемым явлениям. Новой концепцией, против воли, хочется объяснить все.

И здесь я, по талебовски, хрупок и уязвим. Зависим.

А еще — пока мы не зашли слишком уж далеко и я не забрызгал вас слюной обожания — я предвзят, и буду предвзят. (И признаваясь в этом, я чувствую, как растет моя антихрупкость. Писать для себя, быть не объективным и признаваться в этом — есть здесь что-то от антихрупкости)

Антихрупкость: Талеб — интеллектуал

Интеллектуал, которого иногда заносит. И, читая его, я чувствую себя студентом — студентом в аудитории, который, в силу юношеского возбужденного самомнения и небольшого ума хочет что-то возразить, но — не может. Инстинкт самосохранения останавливает — в этой аудитории за слова можно «и ответить». Это тебе не к математике на занятиях по финансовому менеджменту придираться — раскатает в тонкий блин и признает легковесным. (Да, Талеб тот еще хулиган)

Но выйдя из аудитории, и затянувшись «Житаном», хочется сказать что-то умное по поводу. Хочется чтобы Света, Галя и, возможно, вон та девушка из другой группы, имени которой ты не знаешь, услышали и посмотрели на тебя таким взглядом, что… Поставлю-ка я многоточие.

Просто Талеб — хулиган, интеллект — сексуален, а антихрупкость — раскрепощает. (И это, отчасти, объясняет, откуда здесь возник кусок текста сочащийся нереализованными юношескими комплексами)

Антихрупкость: Талеб — практик

И призывает к практике. Ну а меня, как Монморанси, науськивать не надо. Я за любой кипиш, кроме интеллектуальной голодовки. И если нужно натянуть сову (смысла) на глобус (феномена) — дважды просить меня не придется. (Хмм, читается как глупый оксюморон. Выходит — я практикуюсь в теории?)

«Антихрупкость«, и как слово, и как концепция столь идеально описывает постдепрессивное состояние — что я не могу не повизгивать от восторга. Впрочем, концепция антихрупкости столь притягательна для объяснения множества психологических явлений, что иногда я просто вынужден натягивать свой собственный поводок.

Другое дело — Талеб. Читая его, подчас возникает впечатление, что он-то с поводка сорвался. И стал практиком не только потому, что теория — хрупка. Но и для того, чтобы сподручнее было кусать теоретиков-хрупкоделов.

Не могу сказать, что меня от этого немного не коробит. И заставляет искать причину, объяснение — ведь так хочется, представляя автора, не делать вид что мы совершенно незнакомы. Не хочется испытывать (а я, таки да, испытывал!) чувство некоторого стыда.

И первое, банальное, объяснение — это нормальное поведение отвергнутого.

Второе — ошибка выборки. Живя среди денег и обслуживающего процесс их передачи персонала, Талеб, с его математической страстью к интеллектуальной честности, конечно, не мог проникнуться к ним (экономистам, финансистам и политикам) любовью.

И только потом я въехал. Испытал, что-то вроде (подзабытого?) инсайта:

Я всю жизнь был «теоретиком». (И этому есть множество объяснений — но, не время и не место) Но все реальные жизненные прорывы, все достижения, всё, что делало меня антихрупким — всё это происходило со мной, когда я, пусть и против своей природы, становился «практиком».

Более того, моя «теоретическая» часть — она работала как некий фильтр. Не позволяла мне увидеть и услышать всё то, что жило и существовало просто и без объяснений. Логика, смысл, расчет и понимание — мог ли я вообразить, что, защищая меня, они же, в какой-то момент, выступят всадниками моего личного апокалипсиса?..

Суха теория, мой друг, а древо жизни зеленеет…

Думаю, в тот момент, когда моя трава снова стала зеленой, в тот момент я обрел свою антихрупкость…


Скажу (перечитав) еще раз — это не отзыв. Как клинический психолог (и предваряя опасения коллег) я вижу здесь легкие признаки шизотипического расстройства (ассоциации по слабому признаку) и тяжелые (пена у рта).

Дарует ли Нассим Николас Талеб вам такую же щенячью радость? Сумеете ли вы извлечь выгоду из хаоса? Не уверен. То, что вы прочитали выше, хорошо описывается цитатой из Паскаля: «Во мне, а не в писаниях Монтеня, содержится то, что я в них вычитываю».

С другой стороны — чем вы хуже Паскаля? Или Канемана, который сказал об этой книге: «Талеб перевернул мое мировоззрение…»? (это был тест, и если вы знаете кто эти П., М. и К., то, возможно, и стоит :))


P.S. Поддержать мою книгозависимость можно купив свой экземпляр «Антихрупкости» по одной из ссылок ниже:

Буквоед: Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса. Нассим Николас Талеб.

Лабиринт: Нассим Талеб: Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса.

Литрес (в электронном виде): Нассим Талеб. Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса.

Собранные средства пойдут на удовлетворение моих страстей: на вино, сыр, кофе и книги.


P.S.S. Я знаю Талеба еще по «Черному лебедю». Но покупал «Антихрупкость» (среди прочих) чтобы лучше понять страх неопределенности. Точнее — чтобы посмотреть на страх неопределенности глазами не психолога (чтобы это не значило).

Так как книга не имеет прямого отношения к психологии и к основной теме сайта — будем считать, что это был очередной Mental Log. Номер 027.

22 / 100

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *